Путешествие к Баренцеву морю. Сентябрь 2008.

Фотографии: Олег Козлов, Александр Орлов.
Текст: Белла Киселева

Ранняя осень – это самое странное и загадочное состояние души в природе. Время собирать камни… Время молчать и слушать. И долгими часами смотреть на Дорогу, убегающую из-под колес в бесконечность, – навстречу перелетным птицам, которые уходят от нас на юг.

В общем, в одно прекрасное сентябрьское утро, сказав всем кроткое «прости, я обязательно вернусь», — загрузились мы втроем в Сашин большой Yukon и выкатились на трассу М18 (Петербург-Мурманск). Условия пари были очень простые – доехать до Баренцева моря и в нём искупаться. По дороге – навестить хорошего человека на Белом море и проведать наших друзей-киевлян, которые уехали рубиться в те края на Арктик-Трофи.

День первый. 6 сентября.

Ритуальная закупка еды в Ленте, пробег по трассе до поворота на Олонец. Песчаный пляж на Ладоге чуть выше устья Тулоксы. Где-то там проходила дюнная гонка Ладоги-Трофи. Одно из редких по красоте мест на Ладоге.



… Ладога провожала нас в Кольские ветреные тундры буйной волной и летящими облаками.

День второй. 7 сентября.

Утром, дождавшись когда дождь перестанет наконец хлестать по палатке, — дожгли остатки костра, обустроили в машине свои «жизненные пространства» и покатили дальше.

По дороге завернули посмотреть на водопад Кивач. Красиво. Тихий зеркальный омут, внезапно летящий вниз – ко всем чертям — тремя сверкающими кругами ада… Честно осмотрели всё, что было доступно к осмотру вдали от восторженных кучек туристов.


…Дикое желание Свободы заставило нас ретироваться из сего цивилизованного и чересчур многолюдного места и погнало дальше. На этот день целью было – Белое море. Для поисков места стоянки выбрали Кемь.

Кемь – это уже откровенный Север. Старинный поморский городок. Дорога вьется вдоль Кемской губы, по самому городу и дальше – к острову со славным названием «о.Октябрьской Революции». После красивейшей пристани с деревянными церквами понятие «дорога» заканчивается и начинается неведомо чья колея по-над морем между болотами и гранитными «лбами» на берегу.












Я честно не представляла себе, как можно палатку поставить на голом камне. Оказалось – можно. Вместо колышков – просто булыжники. Занятно ;-))) С дровами там уже было плоховато, но нашёлся прибрежный плавник, который очень хорошо, жарко и долго горел – его хватило и на вечер, и на утренний кофе.

Утром стало понятно, почему море называется Белым. Нежная как жемчуг вода тихо искрилась на солнце и растворялась в белом тумане… Красота была сказочная, правда я (увы мне!) всё это проспала…



День третий. 8 сентября.

Поплутав немного по Кеми (главная дорога всё время куда-то норовила сбежать с Олеговой векторной карты в навигаторе ;-), запаслись питьевой водичкой из местного колодца и вернулись на мурманскую трассу. Снова зарядил мелкий дождик, но нас это не огорчило — мы уже поняли, что небесная канцелярия — на нашей стороне. Это был такой знак: если идёт дождь, значит — надо двигаться дальше. Солнышко показывалось только после того, как мы находили правильное место для стоянки… Запустили очередной фильм в нашем маленьком кинотеатре и принялись наматывать на колеса свою дневную дозу асфальтированного пространства.





Вообще должна признаться, что за последний месяц я кардинально поменяла свое мнение о Мурманке. Вырвавшись из Питерских унылых болот — она становится прекрасна. Прямая как стрела, она завораживает взгляд своими мерцающими в тумане озерами и хвойно-мшистыми пейзажами… За такую красоту даже легко прощаются побитые подвески ;-)). Кстати, нужно отдать должное дорожной службе Республики Карелия. На их территории наблюдается бешеная активность в попытках привести асфальтовое покрытие в пригодный для употребления вид.

Доехав до поворота на Чупу, снова уходим с трассы в сторону моря, и в Чупе поворачиваем на жуткий грейдер, который тянется 40 км до поселка Чкаловский на берегу губы Чупа. Вообще-то сам Чкаловский нам был не сильно нужен, нам было нужно хорошее место на берегу моря напротив острова Средний, где расположена учебная база СПБ Университета. Узрев на карте некий ведущий в нужном направлении пунктирчик с подписью «зимник» — съезжаем с грейдера на узенькую дорожку и осторожно едем в сомнительную неизвестность.

Дорожка привела нас к полуразрушенной деревне Кереть в устье одноименной реки, и там ехидно закончилась, упершись в ворота крайнего дома.




До побережья оставалось меньше километра, но искать продолжение означенного на карте пунктира мы не стали — место было какое-то… «нехорошее»… Да и зарядивший снова дождь настойчиво намекал, что на сегодня дорога ещё не закончилась. Ограничились быстрым перекусом на берегу реки и вернулись в Чкаловское.

Бывший горняцкий поселок Чкаловское выглядит несколько «живее», чем Кереть, потому что в нем расположен известный на Белом море дайвинг-центр. Гостиница для дайверов оборудована в вытащенном на берег теплоходе и выглядит очень празднично. Вокруг поселка — старые заброшенные карьеры и заполнившиеся дождевой водой шахты. Одно такое задумчивое и бездонное озерцо пряталось в лесу рядом с нашей стоянкой. Оно было сказочно красиво, но почему-то от него тянуло жутью…



Потыкавшись немного по прибрежным дорожкам, нашли чудесную полянку напротив острова Олений, где и стояли лагерем сутки с лишним, до утра 10 сентября. Спать в тот день легли поздно, потому что в гости с острова Средний приехал Индеец, и было много чего интересного послушать. И вообще — вечер был слишком хорош для того, чтобы его заканчивать. К тому же назавтра был запланирован выходной — нужно было дождаться вторую машину, которая на тот момент была ещё дома, в Питере.









День четвертый. 9 сентября.

Наутро, пересчитав пустую посуду из-под кефира — подивились сами на себя. «Белуга» на беломорье пошла хорошо… День ожидания прошёл в тихом медитировании, причём каждый из нас развлекался в меру своего собственного видения гармонии мира ;-))) Главное было — не шуметь и не делать ненужных движений. Всё остальное с лихвой дополнялось невозмутимым спокойствием много повидавшей на своём веку северной природы.






К вечеру подтянулись все остальные. Приехал Индеец, приехали ребята на второй машине. Илья, Лена, два ребятёнка и собака Манга.

Костёр горел исправно, несмотря на тихие ворчания Саши что-то насчет того, что «лес тут слишком здоровый». После 12 часов пути ребята были очень не прочь расслабиться, а к тому же и банька-каменка на берегу как раз уже нагрелась… да и морская вода подошла с приливом.

Короче, второй вечер на полянке тоже удался на славу ;-)))



День пятый. 10 сентября.

Оставив ребят наслаждаться природой и условившись о месте следующей встречи, мы покинули Чкаловское и снова вернулись на мурманскую трассу. Едем в Хибины. Судя по расписанию гонки Арктик-Трофи, в тот день экипажи должны были выходить с четвертого спецучастка на промежуточный лагерь в Контрольно-Спасательной Станции под Кировском. Туда мы и нацелились, так как хотелось повидать киевлян и вообще посмотреть как это всё выглядит.

На трассе стали появляться оборудованные родники с питьевой водой. В одном из них (на 1112 километре) мы тоже набрали водички. И начали подумывать, не запастись ли также по дороге дровами — по мере продвижения на север деревья вокруг стремительно уменьшались в размере и количестве ;-))). Но жуткое зрелище погибшего леса в районе Мончегорска и сам призрак мончегорского комбината как-то эту идею с дровами притушили — Бог его знает, чем могут быть пропитаны добытые здесь дрова…



Хибины выросли на горизонте как-то вдруг, открывшись с очередной горки прекрасным видением среди равнинного болотистого пространства. Ещё немного — и снова уходим с основной трассы на Апатиты-Кировск.

Чтобы попасть на горную дорогу, ведущую на КСС, нужно проехать через город. Давненько уже мы не видели светофоров, пешеходов и магазинов ;-))) Завернули в продуктовый магазин за хлебом и там же наконец купили яйца — Олег с самого начала поездки страстно мечтал о яичнице. Яйца нам продали в полиэтиленовом мешочке, что было очень кстати перед прогулкой по горной каменистой дороге. На жалобную просьбу одолжить нам хоть какую-нибудь упаковку для транспортировки сего ценного груза, получили вежливый отлуп от продавщицы. Оказалось, что вся яичная тара в этом магазине подлежит неукоснительному возврату поставщику, потому — звиняйте… В общем, сначала Олежка держал эту драгоценность на руках, потом додумались завернуть каждое яйцо как ёлочную игрушку в бумажную салфетку и сложить в мягкий футляр из-под фотоаппарата.

Дорога на хибинскую КСС оказалась довольно оживленным местом. Вблизи города там попадались КАМазы, потом стали встречаться квадроциклы, пешие туристы, внедорожники с наклейками и недоприводы. В целом — все 15 километров вполне проходимы даже на легковом авто. Собственно, на самой станции (судя по карте) дорога и кончается. На местности грунтовка продолжается и дальше, но это было уже туда, где «спецучасток»… Мы туда не поехали, мы свернули на территорию станции.






Стоянку украинской команды OffRoadMaster (ORM) нашли без проблем — по приметному шатру и многолюдности. В тот момент в лагере были только технички — ждали с трассы свои боевые экипажи.
Выяснив, что никакой информации ОТТУДА пока нет — кроме того, что все четыре боевые машины прошли официальный старт четвертого спецучастка, мы пошли ставить палатку и разгружать машину.

Это была наша первая (и единственная) стоянка прямо в лесу. Было очень занятно вписывать огромную палатку в узкое пространство между стволами, еловыми ветками и пеньками. Но результат превзошёл все ожидания — всё — вместе с костром — получилось ну очень уютно.

А потом наступил совсем вечер, и с трассы начали возвращаться участники. Полянка украинской команды была самая уютная в этом лагере — и к ним на огонек тянулись остальные экипажи. Пришли и поляки (команда Варшавского Land Lovers клуба)… Потом приехали очень уставшие машины ORM… УАЗу не очень повезло — он приполз вообще без передних колёс, но на жёсткой сцепке со своим же командным Диско, а не на эвакуаторе оргов (эх, не зря мы мотались из Питера до Кандалакши и обратно неделю назад; вот уж честно — я увидела то, что очень хотела увидеть. Оно того стОило ;-))).

Огромный казан с безумно вкусной солянкой… Сало, перемолотое с разными специями… Сладкая «цыбуля» и невозможно вкусная (!) водка… Охотничьи рассказы про приключения на трассе на трёх языках (русский, польский и немного «французского»)… Это был очень душевный, очень уютный и интересный вечер.






День шестой. 11 сентября.

… Омлет с беконом и кружка молока — это самое то, что следует употреблять в осеннем лесу с утра опосля бурно проведенной ночи ;-))) Олежек наконец исполнил свою заветную мечту. Ну а я — избавилась от дурацких вопросов Пилота на тему какого хрена у нас в багажнике между канистрой с бензином и запаской болтаются коробки с молоком… Молоко — это великий нейтрализатор потреблённого накануне алкоголя. Дальнейшая разведка окружающей действительности показала, что я проспала не совсем всё, что можно было проспать: три экипажа команды ORM ушли на старт СУ-5, УАЗ спешно чинится и не реагирует на окружающий мир, технички сворачивают лагерь и готовятся к переезду на следующую промежуточную стоянку, арбуз остался недоеденным… На обратном пути с водных процедур на местной речке остатки арбуза были мужественно приняты на грудь (ну не выбрасывать же в самом деле?) и принесены «до хаты». В общем — мы его честно прикончили на месте, потому что не смогли адекватно вспомнить, что именно бывает с желудком от смешения молока с арбузом… Ну и хорошо что не смогли — так оно и обошлось… вроде.






Свернули лагерь, пожелали удачи украинцам, которым предстояло еще пройти половину гонки, а потом вернуться благополучно домой в Киев. Поехали обратно к мурманской трассе. По дороге ещё немного полюбовались Хибинами.





Побережье Баренцева моря — это одна сплошная погранзона. Разрешениями на въезд в которую мы заранее не озадачились, т.к. первоначальный план был — вернуться домой через Норвегию и Финляндию. А в Норвегии разрешение на посещение прибрежной зоны не требуется ;-))). Но был уже четверг, время поджимало — Норвегию решили отложить и попробовать попасть на побережье на Родине — в Териберке. По нашим представлениям, это уже должна была быть совсем не «приграница», и может без пропусков как-нибудь обойдется. Как выяснилось на закате того же дня — мы были очень наивны.

В общем — в Коле мы свернули с трассы направо и поехали вглубь Кольского полуострова. И там уже повернули снова на север. Пейзаж за окном довольно быстро стал совсем «лунным». Деревья исчезли вообще. Зато появились непонятного назначения столбы, расставленные в виде такого частокола параллельно дороге. Мы решили, что это либо остатки снегозащитной полосы, либо последние следы оленеводства. Пораздумав немного, Саша остановил машину и прихватил один из этих столбов с собой. На всякий случай. Оставаться в тундре на ночь без костра как-то совсем не улыбало.



…Первая неприятность появилась километров за 10 до нашей конечной цели. Табличка с надписью про «пограничную зону»… Вздохнули обречённо, но продолжаем ехать дальше. Уже «на авось». Авось не случился, случился шлагбаум с очень доброжелательными погранцами. Они сочувственно выслушали нашу историю и дали телефон дежурного в погранотряде города Мурманска. А Баренцево море было уже видно невооружённым взглядом — оно плескалось буквально в пятистах метрах за спинами погранцов!

Расстроились. Принялись решать — что делать. Варианты были — возвращаться в Мурманск и искать место для ночёвки на другом берегу Кольского залива либо отъехать от погранпоста и найти место здесь, в тундре. До кучи ещё и рация потерялась где-то на дороге во время очередной остановки на фотографирование. Короче — мы поехали искать рацию, а Лена с Ильёй остались выгуливать засидевшихся в машине детей и собаку.

Рация нашлась довольно быстро — лежала на обочине и ждала, когда за ней соизволят вернуться. Потом нашлась заманчивая дорожка куда-то в тундру, к одному из обозначенных на карте озер. Потом нашлось и само озеро, а на берегу — довольно милая полянка. Там мы и заночевали… Ночью было полярное сияние.





День седьмой. 12 сентября.

Утро было очень холодным и ветреным. Ещё — утром были лемминги. Эти прожорливые зверьки обследовали ночью сумку с продуктами, а с утра привели в неистовый восторг собаку. Мангу пришлось посадить под домашний арест.

Собственно, путь к северу был окончен. Пора было возвращаться обратно в Питер. Оставалось только одно — всё же пробраться где-нибудь на побережье и искупаться в морской воде. Выбор у нас был уже только один — Кольский залив напротив Мурманска. И там — рядом с останками какого-то посёлка — таки нашлось подходящее место!



Ну а дальше была дорога Домой. Всё та же, единственная и неповторимая, — трасса М 18. С заправками Роснефти, где есть приличный бензин, есть магазин, но нету чипсов и WC. Спрашивается — почему? Чипсов почему-то очень хотелось уже из принципа, но неизменно оказывалось, что их до нас уже кто-то съел. На закате стали соображать где бы переночевать. Попробовали съехать в лес, к одному из карельских озёр. Но уперлись там в «нехорошее место», вернулись обратно и решили ехать столько, сколько выдержит наш Пилот. Параллельно Сашина жена Ксюша утюжила дома интернет в поисках какой-нибудь гостиницы. И, спасибо ей огромное, — она её нашла. Сегежа, гостиница ДОСААФ. Очень рекомендуется для посещения, если ночь застигла Вас на трассе ;-))) Там была платная стоянка для машины, телевизор и горячий душ для всех остальных. Ни леммингов, ни тараканов в номере замечено не было.

День восьмой. 13 сентября.

Онежское озеро осталось последним не посещённым нами местом. Свернули в Медвежьегорск, нашли полянку на берегу Онеги. Там был устроен прощальный обед на природе, после чего — безостановочный марафон до финиша… К ночи мы были уже дома.