Маршрут:
Питер-Сосново-Мельниково-Березово-Куркиеки-Лахденпохья-Сортавала-Рускеала-Ляскеля-Петрозаводск-Вознесенье-Подпорожье-Лодейное поле-Питер.

Расстояние — 1100 км.

Время — с вечера сб по вечер вт.

Качество дорог — асфальт (в том числе очень хороший асфальт), грунтовка. Проезжаемо на любом транспорте, кроме съезда в поле на второй ночевке и заезда на мыс в Щелейках.

Наверное начать надо с начала.

Сначала мы хотели ехать под Лугу. Но потом у нас случилась жесткая человекофобия и мы поменяли маршрут, состав и концепцию всего.

Путем нехитрого тыкания пальцем в небо в карту, поста в жж про Онегу, посиделок на кухне замечательного человечка, покупки атласа «Вокруг Ладоги» и наверное того, что мне отчаянно хотелось на камень гранитный под сосну с видом на озеро и пиво пить, (я даже по такому случаю пива себе купила, хотя и не пью его, забегая вперед, скажу, выпить мне его не удалось — камня не попалось). В общем, в результате многих факторов оказалось, что мы едем вокруг Ладоги. И сначала было именно так, это потом вышло немного по-другому.

Итак. Выехали из города мы в 2 часа ночи в субботу на Юркиной 2121 84го года. Приозерская трасса была чиста и невинна. Машин почти нет — красота. Правда мы оба были безумно уставшими и потому только что не засыпали на ходу. Потому под Сосново решили определиться на ночевку, что и сделали в каком-то поле.

Утром, часов в 8 мы проснулись и увидели, что на поле работает толпа сельхозтехники (вона молодцы какие — даже в праздники работают!). Посмотрев на это дело мы решили перебазироваться, благо все с собой — спали в машине.

Проснулись часа в 2 дня (это мы планировали часика два поспать, ага, как же). Поели и поехали дальше.

 

После Лосево свернули на дорогу на Мельниково. Еще давно нами на карте было обнаружено некое Тиверское городище, и раз уж мы рядом, то что бы не посмотреть?

От городища нами были обнаружены призрачные остатки стены, а также памятник. Еще недалеко должны бвли быть Тиверские волоки, но их мы искать не пошли.

Тиверское городище было заложено в IX веке карелами, спасающимися за его высокими стенами от набегов племени емь. Крепость располагалась на острове посреди бурных порогов. С помощью новгородцев в XIV веке здесь были построены валы из земли и камня, и Тиверский городок превратился в одну из крепостей на западных рубежах Руси.

C XIV века Тиверская крепость стала использоваться для обороны восточной части Карельского перешейка наряду с другой новгородской крепостью — Корелой (ныне г. Приозерск). Тиверск, расположенный выше Корелы по течению Вуоксы, должен был первым принимать на себя удар шведских войск в случае их наступления по водному пути (по судоходной тогда Вуоксе) к главной новгородской крепости Карельского перешейка — Кореле. Вуокса тогда была судоходной, и из Финского залива возможно было, минуя Тиверск и Корелу, выйти в Ладожское озеро.

 

В 1323 году у Тиверска проходила граница между Великим Новгородом и Швецией, установленная Ореховским договором.

В 1404 году городище с прилегающими к нему селениями перешло к смоленскому князю Юрию. Спустя 7 лет шведы разрушили крепость во время очередного набега. С тех пор она утратила свое военное значение. На протяжении всей последующей истории городище не раз ломали и перестраивали, приспосабливая для различных хозяйственных нужд. До наших дней лучше всего сохранилась восточная часть городища, облицованная камнем.

Острова практически не осталось: после обмеления Вуоксы в 19 веке от восточной протоки осталась цепь маленьких озер, а с западной стороны узкая протока, по которой не всякая лодка пройдет — это так называемый байдарочниками «тиверский волок».

 

Еще я решила, что мне надо помыть голову, чем, собственно и занялась =) Комары, заразы, кусались, а так все неплохо, даже приятно вполне.

 

На карте у нас в Севастьяново значится недействующая кирха. Так вот, не обольщайтесь — она типичный недострой. Это не старинное здание.

Далее мы проследовали на север, пересекли границу ЛенОбласти и попали в Карелию. Видели красивый мост через одноколейку, по которой ходит дизель Кузнечное-Сортавала.

 

Да, представьте себе, я иногда хожу в платье =)

В Куркиеках посетили остатки кирхи и памятники, что вокруг.

На нашей машине наклеено много номеров разнообразных, поэтому нас принимали за участников Ладоги-Трофи, которая как раз в те дни закончилась.

 

После (а может перед…) мы решили посетить некое городище, отмеченное у нас на карте. Нашли нужный съезд, поехали… но уткнулись в шлагбаум. «Но,- подумали мы, -он же открыт!» и поехали за него. Но ничего интересного нам не обломилось. Там была толпа машин и дача чья-то на месте, где должно было быть городище.

 

Дальше опять дорога…

 

Правда, недолгая уже, так как мы снова захотели спать.

Съезжаем с трассы на первом приглянувшемся съезде, доезжаем до тупика, разворачиваемся, и понимаем, что озеро за полем красоты неописуемой… но дороги нету. Недолго думая мы едем по полю, по капот в траве. Приезжаем на берег. А вода-то теплая!!! А комаров то море!!! А дно-то илистое!!! В общем сидели в машине, не купались и сочиняли сказку про остров, пока ноутбук не завис.

Спали в палатке. Я никогда не спала еще в палатке так, чтоб было очень ровно и очень мягко =)

 

Ну что же? Проснулись и поехали дальше!

А дальше была Сортавала.

Я очень люблю этот город. Еще когда у меня была практика в Импилахти (я же геолог), то мы сюда ездили осматривать близлежащие обнажения, ну и по городу погуляли слегка. С тех пор очень хотела приехать еще. И вот приехала. Гуляли мы не очень долго, потому что надо было ехать дальше, но тем не менее кое-что нагуляли:

 

Надо сказать, что до последнего момента мы были совсем неуверенны, что мы вообще поедем на Онегу. А потому решили таки скататься в Рускеалу, чтобы потом в Колатсельгу, а оттуда через Олонец на Питер.

Чтобы попасть в Рускеалу надо проехать из Сортавалы на Вяртселя, а в самой Рускеале проехать мост и за мостом повернуть налево. Там будет указатель.

У них есть платная парковка. Мы ей не воспользовались, оставив машину в лесу. А зря — парковка стоит всего 25 рублей.

Решив, что сначала мы пройдемся пешком, чтоб понять — а ндо ли нам лодочки, мы заплатили 45 рублей с носа и отправились гулять:

 

А это, видимо, еще один карьер, но уже не входящий в экспонаты.

 

Конечно же мы наплевали на запрет сходить с лодки (да мы все-таки поплыли кататься). Конечно же мы посетили ту пещеру, которая доступна только с воды.

После я очень захотела шашлыка. А слева от трассы (если возвращаться от Рускеалы в сторону Сортавалы) есть недалеко от Рускеалы местечко с водопадиком. Даже можно сказать большим порогом. Там мы остановились на обед. Я таки поела шашлыка. Решив, что 150 руб это не те деньги чтобы ради них отказывать себе в удовольствии.

Поев поехали дальше.

Повернули на Ляскеля. Там дорога похлеще, чнм в горах — с одной стороны стена, с другой обрыв, уходящий в воду. при чем местами нет ограждений и знаков. В общем, я порадовалась, что ехали днем =)

В Ляскеля есть замечательны порог, получившийся, как я предполагаю из-за плотины.

Нам было очень интересно — пройдут ли тут байдарасты =)

Далее решено было съездить в то самое Импилахти, где проходила моя практика. Тем паче, что где-то тут должна быть ж/д дорога, проходящая натурально в скале. Мне про нее рассказывали. Собственно, мы ее чуть было не проехали. Потому что ее решительно не видно, если не знать.

 

Само Импилахти проскочили очень быстро. Но все-таки приятно было проехаться.

А дальше попали прямо таки на аэродром. Это его так называвают некоторые наши нивовды — дорога на Пряжу. Новая, отличная. Не вся, но хороши кусок.

Колатьсельгу так же проскочили не посетив ни завода ни выработок. Потому что нам надо было в Петрозаводск, а где именно находятся выработки и завод мы не знали.

А потом у нас кончилась карта. Дело в том, что у нас было две карты — вокруг Ладоги и Ленобласти. Так что, как в том анекдоте — «дальше по пачке Беломора». а если точнее — по карте расположения страниц в атласе «Влокруг Ладоги». До Петрозаводска добрались без приключений. Нашли 24часовой гипермаркет. Который посетили в поисках карты Карелии. Не нашли.

Задача у нас была такая — доехать до Онеги и там заночевать. Путем опроса местных жителей и езды куда глаза глядят с поворотами на приглянувшихся отворотках мы таки попали в замечательное место на берегу Онеги.

Сразу и капитально влюбились в это озеро. Оба.

Выпили за успех предприятия и легли спать.

Проснувшись утром очень не хотелось уезжать. Юрка искупался, потом долго бегал по берегу, чтоб согреться. Я спала на пенке на берегу под шум волн.

Потом пошла фотографировать.

А это я гоняюсь за божьей коровкой. Фотоаппарат у нас был один, поэтому в руках у меня ничего нет.

Однако же пришло время уезжать.

Мы не нашли в себе сил так сразу расстаться с Онегой, поэтому поехали по дороге вдоль берега.

По пути в Вехручье нами была обнаружена красавица церковь. Разрушенная, как и полагается:

 

Эту красивую каменную церковь жители небольшой деревеньки на свои собственные деньги, полученные от продажи леса. Но самое удивительное то, что церковь в самом центре вепсской деревни у широкой дороги, соединявшей губернский город Петрозаводск и село Вознесенье, строилась накануне первой мировой войны и была освящена в 1914 году. Строители церкви в Карелии ориентировались на далекий киевский храм. Северные крестьяне настолько ценили высокое мастерство южных — киевских — иконописцев, что иконы храмового иконостаса для их сельской церкви были написаны по образцам росписей Владимирского собора. Чтобы сегодня увидеть эти святые лики, перед которыми вехручейцы молились накануне страшного революционного пожара, надо побывать в Екатерининской церкви. Именно в этот небольшой деревянный кладбищенский храм Петрозаводска были перенесены из разоренной церкви чудом уцелевшие храмовый иконостас и иконы. По данным петрозаводского историка Юлии Кожевниковой, храм в деревне Вехручей Шелтозерского района закрыли в 1931 году. Подробнее (рекомендую)

Далее мы увидели на карте (мы уже въехали в площадь, имеющуюся на нашей карте Ленобласти) отворотку в районе Гимреки, ведущую к побережью. Мы решили подъехать, да посмотреть, что там. Кроме того, у нас на карте были обозначены скалы. До побережья мы в том месте не добрались (эх, было б время и вторая машна…) Скалы тоже не увидели, зато на выезде с этой отворотки обнаружили гору щебня, преграждающую путь.

 

«Гм» — подумали мы. Чего делать-то? В итоге, сдав задним ходом мы объехали эту кучу по полю. (Виват Ниве).

Попали на какую-то дорогу. Так как нам надо было направо, мы и поехали по ней направо. И попали-таки на берег Онеги. Там была пристань, где на баржи грузили щебенку.

 

Развернулись. Очень боядись повстречать белаз по дороге. И приехали в карьер. Тут я в полной мере осознала, что Нива — очень маааленькая машина. Там были такие махины… А мы как угорелые метались по этому карьеру, пытаясь найти из него выезд. В итоге спросили у мужиков встречных. Выехали. ффу.

В Щелейках потрясающая деревянная церковь Дмитрия Мироточивого.

 

Приехали в Вознесенье. А там паром. Нет, на самом деле, я понимаю, почему они не строят мост — проезд одной машине на пароме — 150 руб. А за рейс везется машин 10.

Первый раз ездили на машине на пароме. Занятно это.

 

Это отправной «терминал»:

 

После Вознесенья заехали в деревушку … гм на этой карте там даже названия нет (на моей бумажной есть — как объекта, лишенного статуса жилого) а только названия Пустошь да Погост — говорящие сами за себя, и там видели две вещи. Во-первых полнейшее запустение, заколоченные окна и покосившиеся строения. Люди были замечены только в одном доме. И во-вторых — еще одну красивейшую церковь. Когда мы к ней подъезжали дул ветер, по небу плыли серо-свинцовые облака и накрапывал дождик. В общем, очень подходящий антураж.

 

Далее, в деревне Кипрушино (Шустручей)у нас вообще было отмечено две разрушенные церкви, но нашли мы только одну (Церковь Казанская 1870 — 1870):

 

Далее, не заезжая в Гоморовичи поехали чере Подпорожье в Питер.

На въезде была некоторая пробка, но в целом, достаточно быстро приехали.

Вот так вот покатались, чего и вам желаем.